Свобода, равенство и мода!

Эпоха «золотых двадцатых» канула в прошлое с наступлением Великой Депрессии. В Штатах – финансовый кризис, накрывший всю мировую экономику, а на подиумах – абсолютно новые, революционные идеи: акцент на аксессуары, чёрное платье с белым воротничком и юбка до щиколотки. Раскрепощённые любительницы вечеринок из двадцатых стали теперь серьёзными и сконцентрированными – у них нет времени на веселье, но есть желание вспомнить годы хорошей жизни.

В то время возможность менять платья как перчатки пропадает. Но остается возможность менять… перчатки, как перчатки. Красота и стиль остаются теперь предметом мечты – их диктует Голливуд, ведь кино – это один из немногих способов забыть о тягостях и помечтать о лучшей жизни. К слову, это наглядно иллюстрирует «Пурпурная роза Каира» Вудди Аллена – картина- аллегория, демонстрирующая настроение беспробудных тягот, против оставшихся грез.

К власти приходит Гитлер, и скоро развяжется война. Женщины становятся сильными, мужественными и готовыми дать отпор.Привычные материалы уходят на военные нужды, зато кожа рептилий не годится для пошива армейских сапог: её начинают широко использовать в изготовлении сумочек и туфель.

Да здравствует Вивьен!

Одна из первых леди, которая решила бороться с буржуазным ханжеством, была Вивьен Вествуд. Она вводит в моду 70-х абсолютно революционный стиль – панк. Можно сказать, что до Вивьен мода преимущественно диктовалась сверху вниз: сперва появлялась на подиуме, затем – у богачей, и лишь потом отмечалась у простой городской молодежи. «Хватит это терпеть!» – было немым высказыванием Вествуд, которая превратила моду в хулиганство.

Модники всех стран, объединяйтесь!

Как бы ни менялись тренды, в моде всегда ощущалась тонкая нить утилитарности: пусть меха и шелка преобладают в коллекциях благополучных, сытых лет. Но финансово-нестабильное время всё же откладывает свой отпечаток. Как известно, чем хуже экономическая ситуация, тем короче будет юбка – и это, собственно говоря, произошло в девяностых. 

Стиль милитари и грандж захватили страну – теперь те джинсы, о которых советские люди только грезили, подвергаются всяческим издевательствам – их топчут, кромсают, протирают наждачкой: словом, делают всё, чтобы они выглядели поношенными.

Главный обувной тренд – «мартинсы»: они были разработаны в год окончания второй мировой и предназначены для восстановительных послевоенных работ: каркас жёсткий, как у армейских ботинок, чтобы избежать травм и защитить стопы.

На сцену снова выходит рабочий класс, который задает тон на Западе: уличная мода Сиэтла и Детройта, откуда появились популярные в те годы Nirvanа, Pearl Jam и Soundgarden, становится удобной, простой и бесконечно практичной: именно в ней можно не скрывать свою бедность или… завуалировать статус. Особой популярностью пользуется дизайн-студия Calvin Klain, которая применяет лозунг «Be yourself “ – оставайся самим собой и… не выпендривайся. 

Свободу Чавам!

Чавы – это что-то вроде карикатуры на «гопников» - они увлекаются вандализмом, тусовками и, конечно, модой. Вышеупомянутый бренд Burberry был настолько популярен у чавов, что во избежание возникновения прямых ассоциаций было решено минимизировать изображение узнаваемой клеточки: с тех пор, как чавы все поголовно стали носить бейсболки под люксовую марку, они были сняты с продажи, а клеточка осталась только на подкладках и фурнитуре

Словом, тяжёлые рабочие будни, революция и кризис – это тоже трендсеттер. А рабочий класс – это особый тонкий стиль, которым не следует пренебрегать. От него нам достались армейские сапоги, джинсовые комбинезоны (да и сам деним, некогда сшитый исключительно для трудовых нужд) и многие другие прелести.