Располневшая Кристина Агилера обтягивает себя чёрным кружевом, Меган Трейнор предлагает полюбить её такой, какая она есть, а богатая курватура Кендис Хаффин украшает календарь Pirelli 2015. Мир сошёл с ума?

Тренд на Curvy, или привет, Кустодиев

Это могло произойти только в непредсказуемом 21-ом веке: впервые за 100 лет в моде – формы. В ряду европейских стран теперь не допускаются на подиумы модели, чей индекс массы тела составляет меньше 20 единиц, а последний, кто изволил выразить свое недовольство всем этим «безобразием», был Карл Лангерфельд, которому влепили судебный иск. Впрочем, споры длятся до сих пор: действительно ли расширились стандарты красоты или мода, наконец, решила сделать реверанс менее «совершенному» потребителю?

Немного антропологии

Чего уж там повторятся: известно, что с биологической точки зрения мужчин притягивает тонкая талия и широкие бёдра, которые намекают на лёгкое деторождение. Собственно говоря, эпоха супермоделей состояла из подростковых астеничных силуэтов, где было маловато сексуальности в стиле матушка-природа. Так или иначе, хрупкие инфанты как эталон красоты несколько раз мелькали в истории: например, худоба была атрибутом средневековья, пока эпоха возрождения не вернула всё на круги своя. Затем подростковый силуэт отметился в двадцатых, когда на сцену выходит девушка в стиле арт-деко с широкими плечами и узкими бёдрами, точь-в точь после викторианской эпохи с корсетами и подушечкой-подкладкой под зад. Что мы видим сейчас? Ники Минаж, Ким Кардашьян и «Im all that bass» -Меган Трейнор. Обратите внимание: это не заплывшие болезненным жиром толстушки, к которым напрашивается хрип тяжёлой одышки, а вполне здоровые дамы с богатыми окружностями – то есть curvy. Терпели мы терпели, а природа всё-таки взяла своё.

Мода шуткует?

Новые тенденции стремятся подчеркнуть естественную полноту, а не скрыть её, как это было раньше. Всевозможные бандажные платья, чехлы, кроп-топы и юбки-карандаш будто бы созданы специально для тех, у кого ярко-выраженный Х-образный силуэт. Это впервые за 100 лет дизайнеры создают ряд вещей, которые, признаемся честно, смотрятся не так эффектно на прямоугольных худышках.

Давайте вспомним события трёхлетней давности: маэстро Лагерфельд выдаёт «Никто не будет смотреть на пухлых моделей на подиуме» и что-то про «они кушают чипсы перед телевизором и говорят, что худые модели – отвратительны». И получает, как положено, судебный иск. Три года спустя Карл выводит на подиум беременную модель под ручку, тогда как его ещё более эпатажный коллега Жан Поль Готье уже давно не ограничивается манекенщицами шириной в макаронину.       

Существуют отдельные удачные примеры – скажем, бесподобная Моника Беллучи, которая весит под 70 кило, снимается на обложки журналов без фотошопа и не вызывает ни единого сомнения в своей красоте. И менее удачные: Кейт Уинслейт, чьи не слишком компактные формы украсили последние жёлтые таблоиды. Лично я полагаю, что Кейт имеет право быть какой угодно. Она талантлиая актриса, и любим мы её не за безупречную внешность. Но отдельно взятая я, как и те, кто со мной согласятся, – это не целая аудитория зрителей, которая болезненно желает видеть красоту в рамках определённых пропорций.

Полнота: модно или нет?

Как известно, понятия о красоте женского тела менялись на протяжении всей истории человечества бесчисленное количество раз. Мы выщипывали брови и наращивали ресницы, завивали волосы и пудрили их мукой, ломали себе рёбра и брили лбы… в общем, что только ни делали, чтобы соответствовать текущему стандарту. Но если однотипные силуэты, похожие платья и повторяющийся макияж – дань ушедшему 20-тому веку, то 21-ом в моде эклектика: от безумных семидесятых до девяностых в стиле кэжуал, от роскоши дорогого ретро до футуризма с индустриальными материалами. Может быть, это право выглядеть как вздумается касается и наших фигур?

Как вы считаете, в моде действительно полнота или половину (если не больше) женщин планеты просто не хотят обидеть? И ещё: хотели ли бы вы видеть на подиумах, в рекламе и в журналах полных моделей или это «резало» бы глаз?